О статусе следственного судьи
О статусе следственного судьи
27.03.2014 18:10 | Право | № 43
  • 0
  • 265

В данное время активно обсуждается проект нового Уголовно-процессуального кодекса РК, который, помимо иных новшеств, предусматривает введение в уголовный процесс института следственного судьи, осуществляющего оперативный судебный контроль в ходе досудебного производства.


Согласно проекту УПК РК от 05.04.2013 года под следственным судьей подразумевается судья районного и приравненного к нему суда, осуществляющего пред­усмотренные Кодексом полномочия в ходе досудебного производства.
Таким образом, данное определение закрепляет правовой статус следственного судьи как равный с другими судьями страны, уровень суда (районный, городской либо специализированный) и полномочия по осуществлению правосудия, ограниченные стадией досудебного производства по уголовным делам. Последнее положение указывает на то, что следственный судья не будет вправе рассматривать уголовные дела по существу в главном судебном разбирательстве, а также гражданские, административные и иные дела, выходящие за рамки уголовного досудебного производства, а будет специализироваться исключительно на осуществлении оперативного судебного контроля за органами уголовного преследования. В действующем УПК РК от 13.12.1997 года уже содержится подобная норма, ограничивающая возможность участия судьи в рассмотрении уголовного дела, по которому он участвовал при санкционировании процессуального решения.
Также в законопроекте определены такие полномочия следственного судьи, как разрешение вопросов санкционирования содержания под стражей, домашнего ареста, экстрадиционного ареста, продления сроков по ним, санкционирования залога, наложения ареста на имущество, принудительного помещения не содержащегося под стражей лица в медицинскую организацию для производства судебно-психиатрической и/или судебно-медицинской экспертизы, помещения несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в специальное детское учреждение, об отмене содержания лица под стражей при установлении факта его психического заболевания, эксгумации трупа, объявления международного розыска подозреваемого, обвиняемого.
Как видно, многие из вышеперечисленных процессуальных действий не имеют широкого распространения на практике и не охватывают весь спектр ограничивающих конституционные права и свободы граждан вопросов, подлежащих судебному контролю.
Что касается вопросов санкционирования содержания под стражей, домашнего ареста и их продления, то ныне действующим УПК данные полномочия уже закреплены за судом. В то же время законопроектом предусматривается возможность отмены либо изменения этих мер пресечения, санкционированных следственным судьей, органом уголовного преследования с согласия прокурора, эта норма содержится в ч. 5 ст. 153 проекта. По действующему законодательству принятие такого решения невозможно без судебного рассмотрения.
Кроме полномочий по санкционированию ряда вышеуказанных процессуальных действий, к компетенции следственного судьи предлагается отнести вопросы: рассмотрения жалоб на действия (бездействие) и решения дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора (аналог ст. 109 УПК РК); ходатайств прокурора о конфискации до вынесения приговора имущества, полученного незаконным путем; депонирования в ходе досудебного производства показаний лиц, если имеются основания полагать, что более поздний их допрос может оказаться невозможным в силу объективных причин, либо в целях исключения психотравмирующего воздействия на них при допросе в главном судебном разбирательстве; наложения денежного взыскания на лиц, не выполняющих или выполняющих ненадлежаще процессуальные обязанности в досудебном производстве; рассмотрения вопроса о взыскании процессуальных издержек по уголовному делу по представлению органа, ведущего уголовный процесс.
По проекту УПК проведение негласных следственных действий, которым посвящена отдельная глава, таких, как негласный контроль, аудио- и видеоконтроль лица или места, перехват и снятие информации, негласное получение информации о соединениях между абонентами, негласное снятие информации с компьютеров, серверов и других устройств, негласный контроль почтовых и иных отправлений, негласное проникновение и обследование места и других возможно исключительно с санкции прокурора, а не судьи.
Такая версия проекта вызвала наибольшее возмущение юридической общественности.
В данном вопросе примечателен опыт Украины, которая одной из первых среди стран СНГ выступила за кардинальное реформирование уголовного процессуального законодательства и существенное расширение полномочий суда на досудебной стадии уголовного процесса. Так, в Украине, где в 2012 году был принят новый УПК, закреплена компетенция следственных судей по санкционированию негласных действий, затрагивающих конституционные права и свободы граждан.
В УПК Республики Молдовы от 13.03.2003 года были внесены соответствующие изменения, предусматривающие компетенцию судьи по уголовному преследованию в выдаче разрешений на проведение ряда важнейших специальных розыскных мероприятий, в том числе обследование жилища и установка в нем аудио-, видео-, фото- и киноаппаратуры для ведения наблюдения и записи, наблюдение за жилищем, прослушивание и запись переговоров, мониторинг соединений, относящихся к телеграфным и электронным сообщениям, сбор информации от поставщиков услуг электронных коммуникаций и другие (ст. 132-2 УПК Молдовы).
По УПК Российской Федерации от 18.12.2001 года, обыск в жилище, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка в учреж­дениях связи, контроль и запись переговоров, а также получение информации о соединениях между абонентами возможны лишь на основании судебного решения.
Позиции указанных стран относительно законодательного закрепления полномочий по санкционированию негласных следственных действий за судами отражают понимание необходимости реальной защиты конституционных прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве и серьезного расширения именно судебного контроля на досудебной стадии уголовного судопроизводства.
И на опыте вышеуказанных стран в новом УПК Казахстана было бы целесообразней передать следственному судье санкционирование не частями, а полностью.
Ряд норм законопроекта предусматривает невозможность принятия какого-либо процессуального решения без согласия прокурора.
Законопроектом предлагается расширить полномочия суда по применению мер пресечения в отношении подозреваемого либо обвиняемого лица, наделив правом на применение залога. Правом санкционирования залога будет обладать и прокурор (ст. 145 проекта УПК РК).

 



А. АКЫЛБАЙ, судья районного суда № 2 Есильского района г. Астаны ,


Комментировать
Ваше имя(обязательно)
Электронная почта (необязательно)
Комментарий

Обновить


Новый номер

Скачать свежий номер
121


Самые комментируемые материалы...
Архив
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Рисунки
Видеоматериалы
  • Заң институты